Информационный портал профессоров РАН

Мы в

Наверх

Вопрос юристу с Алексеем Кузнецовым. Корпоративные закупки: вчера, сегодня, завтра

декабря 9, 2018

Профессор РАН Ольга Беляева приняла участие в передаче "Вопрос юристу с Алексеем Кузнецовым"

Подробнее

"Крутая история": "Возвращение профессора"

ноября 6, 2018

Ученый-кристаллограф профессор РАН Артём Оганов живет в подмосковной Варее, читает лекции по всему миру и создает материалы будущего. Однако раньше все было иначе.

Подробнее

Андрей Соболевский: Наша реальность сформирована строгой математикой

октября 15, 2018

Где сегодня проходит граница «полезной» и «бесполезной» математики

Подробнее

Телеканал Культура выпустил фильм о научной работе Артема Оганова

сентября 17, 2018

Данный фильм посвящён научной работе и жизни профессора Сколковского института науки и технологий профессора РАН Артема Оганова.

Подробнее

Юрий Ковалев. Встреча с астрофизиком. Интервью про РадиоАстрон

сентября 5, 2018

Юрий Ковалев - радиоастроном, член-корреспондент РАН, председатель совета по науке Минобрнауки, руководитель научной программы международного космического проекта «Радиоастрон», заведующий лабораториями в ФИАН РАН и МФТИ.

Подробнее

В столкновении мнений. Профессора гнут свою линию

Состоявшееся недавно Общее собрание профессоров РАН показало: люди, определяющие научную политику в стране, считаются с мнением созданного в РАН сообщества молодых и активных докторов наук. В уходящем году профессорский корпус пополнился новыми членами, провел выборы своего руководящего органа - Координационного совета (КС) - и его руководителя. 

Новый глава КС, заместитель директора Института космических исследований РАН Александр Лутовинов рассказал “Поиску” о том, какие задачи решают профессора сегодня и каковы их планы на будущее. 

- Александр Анатольевич, как вам работается в новой должности? Непросто, наверное, совмещать новую нагрузку с научно-организационной деятельностью? 

- Работа, конечно, ответственная, ей приходится посвящать немало времени. Но я ведь не со стороны пришел: до этого в течение двух лет был заместителем возглавлявшего Координационный совет Алексея Анатольевича Громыко. Вот ему было действительно трудно: пришлось начинать новое дело, формировать сообщество, определять принципы его работы, выстраивать приоритеты, завоевывать авторитет. За прошедшие два с лишним года основные механизмы удалось отладить. Хотя что-то, конечно, приходится перестраивать под новые задачи. И в Академии наук, и в Министерстве науки и высшего образования от нас ждут предложений по вопросам организации науки, а также реальных действий, в частности, по развитию таких направлений, как экспертиза, популяризация науки, оживление научно-экспертных советов РАН. Постараемся соответствовать. Благо у нас сложилась работоспособная энергичная команда, ядро которой составляют члены КС. 

- Сильно ли поменялся состав Координационного совета в результате прошедших в апреле выборов? 

- Напомню, в КС входят представители отделений и руководители рабочих групп. Согласно положению, выборы совета происходят раз в два года. Мы считаем, что за три цикла должна происходить полная ротация состава. Это довольно разумный и уже не раз апробированный подход. В соответствии с ним КС в этот раз обновился более чем на треть: вновь избраны 17 членов из 44, причем семь человек - профессора последнего набора. В рабочих группах (сегодня их 14) были избраны три новых руководителя. 

- На Общем собрании в зале присутствовало не так уж много профессоров. А какая часть из них активно участвует в работе корпуса?

- На собрание зарегистрировались около 250 человек, более трети состава. Есть еще одна цифра, на которую можно ориентироваться, определяя активность сообщества. Недавно проводилось уточнение экспертной базы профессоров. Перерегистрироваться нужно было срочно. Бросили клич на электронной площадке нашего корпоративного портала, и за несколько дней данные представили более 300 человек.

Понятно, что степень активности разная. Наибольшая включенность, как я уже говорил, у членов Координационного совета. С помощью корпоративного портала к решению стоящих перед нами задач мы стараемся привлечь всех членов сообщества. Конкретные вопросы дискутируются в группах, большинство из которых открыты, а наиболее важные моменты выносятся на общее обсуждение. Стараемся строить работу так, чтобы максимально полно учитывать мнение коллег.

Именно поэтому, готовя недавнее Общее собрание, мы решили провести его в формате тематических панельных сессий без традиционных докладов. И состав приглашенных экспертов, и повестку формировали на основе опроса, который проводился в течение месяца. 

Члены КС довольно регулярно общаются с руководством РАН и министерства, представителями Администрации Президента, Федерального Собрания, научных фондов и примерно представляют себе их позиции по тем или иным вопросам. Не по всем из них у нас имеется согласие, поэтому очень хотелось, чтобы максимально большое количество профессоров смогло не только получить разъяснения по актуальным для них темам, но и высказать свое мнение. Благодаря прямой трансляции портала “Научная Россия” наши коллеги из регионов, которые в силу объективных причин не смогли принять участие в форуме, присылали вопросы и комментарии в ходе заседания. 

- Оправдала себя такая форма проведения собрания? 

- Думаю, да. Судя по отзывам, интересно было и гостям, и участникам. Большая заслуга в том, что общение происходило живо и непринужденно, принадлежит нашим модераторам Тимофею Нестику, Сергею Люлину, Кириллу Зыкову, Максиму Литваку. Хочется поблагодарить и аппарат Президиума РАН, а также курирующего профессоров вице-президента РАН Алексея Ремовича Хохлова за помощь в проведении мероприятия.

- Большие начальники рассказали вам, что планирует предпринять власть в системе управления наукой, академическими институтами. Услышанное вас вдохновило или испугало? 

- Мы получили ответы на все заданные вопросы. Кому-то они понравились, кому-то - нет. Ничего очень страшного и сильно радующего мы не услышали. Просто в результате откровенного разговора нам удалось лучше понять ситуацию, чтобы в дальнейшем использовать эту информацию в своей работе. Мне кажется важным, что и мы смогли донести свое мнение и были услышаны. 

Некоторые наши гости явно были не удовлетворены результатами проведенного на сессии опроса. Профессора сошлись на том, что ключевым фактором повышения уровня научных исследований и разработок в стране является увеличение затрат на науку. Хотя мнение нашего сообщества совпадает с одной из целей, обозначенных в нацпроекте “Наука”, - опережающее увеличение внутренних затрат на научные исследования и разработки за счет всех источников по сравнению с ростом валового внутреннего продукта страны. Да и майский указ президента 2012 года требовал увеличения финансирования науки до 1,77% ВВП к 2015 году. Правда, он так и не был выполнен.

Вызвал дискуссию и наш вопрос, не пора ли перестать изобретать все новые механизмы поддержки исследований, а вместо этого начать эффективно использовать существующие, оценивать их полезность? Ученые считают, что стоит перестать заниматься непрерывным реформированием науки и хотя бы на пять-семь лет зафиксировать правила игры, желательно разумные. Если дать людям спокойно заниматься делом, результаты не заставят себя ждать. 

- Какие еще мысли вы пытались донести до чиновников?

- Проведенный на сессии опрос показал также, что многие профессора считают: поддерживать, в первую очередь, необходимо ключевые для развития России направления, а не пытаться формально выполнить указ президента и попасть в ТОП-5 по числу публикаций или какому-то другому поддающемуся учету параметру. Вспомним, что успех и значимость атомного и космического проектов, которые на десятилетия определили будущее нашей страны, измерялись вовсе не количеством статей и их цитированием. Именно поэтому коллеги высказывались на сессии против засилья бюрократии в науке и абсолютизации наукометрических показателей.

- Насколько я помню, Андрей Фурсенко в ответ на последний тезис процитировал слова, сказанные главой государства на заседании Совета по науке и образованию: если используемые сегодня критерии результативности труда исследователей вас не устраивают, предложите другие.

- Ответ на этот вопрос известен: при анализе научных результатов необходима экспертная оценка работы, причем не за последний год, а хотя бы за пятилетие. 

- Первый замминистра науки и высшей школы Григорий Трубников сообщил, что руководство Минобрнауки советуется с профессорами РАН по ключевым вопросам научной политики. Как это происходит? Многого ли удается добиться в процессе таких консультаций?

- С Григорием Владимировичем у нас сложились конструктивные деловые отношения, еще когда он работал в прежнем министерстве. Тогда профессоров привлекли к разработке Стратегии научно-технологического развития и плана ее реализации. Думаю, нам удалось привнести в нее что-то полезное. 

Сейчас наши коллеги участвуют в разработке концепции функционирования научной аспирантуры. Совместно с Советом по науке при Минобрнауки нам удалось добиться рассмотрения наших предложений в Академии наук и Государственной Думе, и в целом они были поддержаны. У разных участников процесса взгляды на то, как будет устроена научная аспирантура, несколько отличаются, но непреодолимых барьеров нет. Так что, надеюсь, наши наработки скоро начнут реализовываться.

В последние месяцы мы активно занимались нацпроектом “Наука”. При Президиуме РАН была создана специальная рабочая группа, в которую входили в том числе профессора РАН. Свои предложения “наверх” мы направляли и напрямую, и через академию. К сожалению, далеко не все они были приняты. Но что-то сделать удалось. Например, добиться, чтобы в рамках нацпроекта целевым образом выделялись средства на поддержку аспирантов и других категорий научной молодежи. 

Сейчас обсуждаем федеральные проекты, составляющие нацпроект. Надеюсь, какие-то из наших предложений также будут учтены.

- Эти проекты уже существуют?

- Да, они находятся в высокой степени готовности. Однако и к содержанию мероприятий, и к их реализуемости (в частности, из-за недостаточного финансирования) есть много вопросов. Эти проекты почему-то разрабатываются в не совсем открытом режиме. Академия наук настаивает на том, чтобы до утверждения они все же были предъявлены научному сообществу, прошли общественное обсуждение. Мы полностью поддерживаем эту позицию.

- Расскажите об организационных вопросах, которые волнуют ваше сообщество. Говорят, институт профессоров РАН не институционализирован, поскольку в уставе Академии о нем нет никаких упоминаний. А что, собственно, мешает РАН “зарегистрировать отношения” с ее же профессорами? 

- Есть постановление Президиума РАН, утвердившее положение о профессорах РАН, механизм их выборов. Однако в уставе Академии наук профессора действительно не фигурируют. Внесение таких изменений необходимо - это мнение не только нашего сообщества, но и президента РАН, и многих членов академии. На ноябрьском Общем собрании РАН в ее устав вносились очень важные изменения, связанные с новыми полномочиями. Поэтому разумно было отложить вопрос о формализации статуса профессоров до следующей сессии. Надеемся, что будущей весной соответствующие поправки буду приняты. 

- Правда ли, что из-за отсутствия упоминания профессоров в уставе РАН академия не может оплачивать вашим коллегам, например, командировки на Общие собрания? 

- Нет, это не так. Проблема не в статусе профессоров, а в статусе РАН. Академия является федеральным государственным бюджетным учреждением науки и не может оплачивать командировки никому, кроме лиц, которые состоят с ней в трудовых отношениях. Президент РАН уже не раз говорил о том, что необходимо изменить юридический статус академии, чтобы он соответствовал поставленным перед ней задачам. 

- Каковы основные итоги Общего собрания профессоров?

- Завершена работа над предложениями по популяризации науки. Есть договоренность, что РАН поддержит наши инициативы. 

Много времени было уделено обсуждению работы профессоров с тематическими и региональными отделениями, научно-консультативными советами РАН. Механизмы взаимодействия везде разные, поэтому обмен опытом был очень полезен. 

Президент РАН поставил задачу эффективно использовать потенциал профессоров в работе советов и экспертизе. Вообще Александр Михайлович уделяет особое внимание корпусу профессоров РАН и всячески содействует его продвижению, в частности, включению профессоров в разные научные советы, рабочие группы, комиссии по науке. И это начинает давать свои результаты. Могу судить по своему Отделению физических наук, где в обновленные экспертные советы вошли несколько десятков профессоров РАН.

Обсуждались на собрании и дальнейшие шаги сообщества, связанные с нацпроектом “Наука”. В Минобрнауки создается несколько рабочих групп, которые будут отслеживать реализацию федеральных проектов. Мы сформировали список из нескольких десятков наших коллег, которых предложили включить в эти группы. По нескольким кандидатам уже получены положительные ответы. 

Было предложено также несколько изменить механизмы работы корпуса. Наряду с постоянно действующими рабочими группами по направлениям решено создавать “проектные” группы под текущие задачи. Фактически мы уже это делали, когда нужно было подключиться к разработке Стратегии НТР, нового законопроекта о науке, нацпроекта “Наука”. Видимо, стоит, закрепить статус таких групп. 

Наконец, было решено весной будущего года провести крупную конференцию профессоров, на которой в течение нескольких дней обсудить наши организационные проблемы, дальнейшие планы, достижения современной науки, актуальные вопросы научной политики. Академия обещает оказать поддержку в проведении этого мероприятия. Рассчитываем, что на него соберется бóльшая часть наших коллег. 

Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА, газета "Поиск"

Источник: http://www.poisknews.ru